Я не любитель игровой виртуальности, но я ценитель реальной доходности. Поэтому в моем портфеле полно игрушек (так ласково я называю акции разработчиков игр). Однако у этих игрушек — не игрушечный потенциал. Потому что тот, кто играет, не бросит играть. Бывших геймеров не бывает.

  • «Доказано, что заядлые геймеры переносят свою жизнь в игру, полностью утрачивая связь с реальным миром. Большинство преступлений, связанных с компьютерными играми, происходит именно из-за этого».

В подтверждение этих слов «Коммерсант» приводит криминальную сводку (цитирую ниже). Сурово, но факт, и эти факты важны для осязания инвестором рынка.

«В 2007 году в Огайо 16-летний Даниэль Петрик застрелил родителей за то, что те запрещали ему играть в «Halo 3».

В 2010 году 16-летний житель Филадельфии Кендалл Андерсон насмерть забил мать молотком за то, что она отобрала у него приставку PlayStation.

В 2012 году 14-летний Ноа Крукс набросился на мать, после того как та забрала у него диск с игрой «Call of Duty». Ноа пытался изнасиловать мать, а когда ничего не вышло, застрелил ее.

С ростом популярности многопользовательских игр появился новый вид преступлений. Многие геймеры стали переносить обиды, нанесенные в игре, в реальный мир.

В 2004 году в Шанхае 41-летний Цю Чэнвей, игравший в онлайн-игру «The Legend of Mir 3», выиграл какое-то ценное оружие и одолжил его 26-летнему Жу Каоюаню, который тут же продал виртуальный артефакт за реальные деньги. Обманутый геймер заколол обидчика кинжалом и получил смертный приговор.

В 2010 году француз Жюльен Барро пырнул ножом приятеля, который предательски зарезал его персонажа в игре «Counter-Strike».

Многопользовательские онлайн-игры отличаются от однопользовательских еще и тем, что в них невозможно сохраниться в удобный момент и выйти. Жизнь в виртуальных мирах не прекращается ни на секунду, и геймеры просто не могут оторваться от монитора. Кто-то теряет из-за этого работу, а кто-то и нечто более ценное.

В октябре 2013 года супругам-американцам было предъявлено обвинение в убийстве двухлетней дочери. 48-летний Марк Кнапп и его 33-летняя жена Элизабет Пестер подсели на игру «Second Life» («Вторая жизнь»). Они забыли, что в первой жизни у них был ребенок. Девочка умерла от голода».

По материалам

Sapienti sat,
Ваша Оксана Гафаити
go@mindspace.ru