Когда доходит до самого важного, человек всегда одинок.
Мэй Сартон

Вечерами в гостиничных лобби всегда оживленно, но в раскатистом гуле вы непременно найдете того, кто укрылся за книгой. Он делает вид, что читает, но книга едва прикрывает наготу его одиночества. Его знобит от тоски. Он спустился сюда, чтобы унять эту дрожь.

Когда мы не можем находиться внутри, мы стремимся наружу. Мы выходим в люди, чтобы уйти от себя. Мы бежим туда, где есть ритм и пульсация, чтобы заглушить свой внутренний голос и биение сердца.

Внутри нас столько вопросов, что они столпились на входе. Но мы крадемся к черному ходу, чтобы затеряться в толпе. Мы бежим от себя, потому что не знаем себя. Боясь себя, мы ищем, к кому бы примкнуть, куда бы пристать. Страх одиночества уводит нас от себя.

Страх одиночества превращает нас в нищих бродяг, обреченных заискивать и побираться.

Обернувшись к себе, вы почувствуете, как страх отступает, а на смену ему приходит уединение. Поговорив с собой наедине, вам не захочется с собой расставаться. Крепко обняв свое сердце, вам о многом захочется поговорить, помолчать и поплакать.

В этом разница между одиночеством и уединением. Одиночество живет страхом и поиском, оно словно вывернуто наружу. Уединение же всегда смотрит внутрь. Оно самодостаточно цельно. Уединение — это покой. Одиночество — изоляция.

Одиночество толкает нас к людям, уединение возвращает к себе. Полюбите свое одиночество, и оно станет для вас уединением.

В уединении мы обретаем свой внутренний центр. Найдя в себе точку опоры, нам не нужно вращаться вокруг чьей-то оси. Открыв в себе силу, нам не нужно искать ее в ком-то. Мы полны изнутри, и нам не нужно заполняться снаружи. Мир вокруг перестает быть средством компенсации.

Что происходит, когда два человека, которые не могут быть одни, пытаются быть вместе? — Совместное одиночество. Эти двое будут черпать друг друга, пока не выскребут до дна и не решат, что отношения себя истощили. Они никогда не смогут быть целым.

«Для того, чтобы быть полностью связанным с другим человеком, вам придется сначала найти связь с самим собой. Если мы не можем смириться со своим одиночеством, мы начинаем использовать другого как укрытие от изоляции». Ирвин Ялом, «Когда Ницше плакал»

Научившись быть наедине с собой, мы готовы всецело быть с кем-то. Тогда радость близости, а не страх одиночества удерживают нас рядом. И отношения становятся не приютом для беженцев, а обителью раскрытых сердец.

Видео на десерт


 

 

Группа компаний, объединенных под брендом CONTRUST, бухгалтерские услуги в москве