Жизнь — трудная штука: в этом взрослые всем своим видом убеждают детей, произнося многозначительно: «Подрастешь — поймешь». Повзрослев, я так и не поняла, в чем тайный смысл или скрытый подвох.

Для чего нужно все усложнять, нагоняя столько тумана? Чтобы прибавить очков собственной важности или оправдать незнание жизни? В жизни нет ничего сложного, если знаешь, по каким законам она развивается.

Или, как говорил Остап Бендер, жизнь — это сложная штука, но эта сложная штука открывается просто, как ящик. Надо только уметь его открыть. Кто не умеет, тот пропадает.

Жизнь многих людей не столько сложна, сколько запутанна. Но им проще утверждать, что все сложно, чем распутать сеть социальных стандартов. Эти силки так ловко расставлены, что легко подменяют наши желания ожиданиями общества. Уличить подлог можно по числу заменителей в нашей жизни.

  • Вместо свободы выбора — социальная обусловленность.
  • Вместо индивидуальности — социальный портрет.
  • Вместо личного роста — карьерная лестница и иерархия.
  • Вместо наслаждения жизнью — традиции и ритуалы.
  • Вместо искренней радости — дежурные улыбки.

Все вокруг улыбаются, и все вокруг так несчастны. Одни только дети заливаются смехом без причины и повода. Повод — проверенный социальный трюк: он дает нам отмашку, когда смеяться, а когда — нет. И с возрастом поводов для радости все меньше.

Обществу не выгодны счастливые люди: они не предсказуемы и не управляемы. Поэтому в нем поощряют страдание и отвергают радость, одобряют фальшь и отрицают естественность.

Общество приучило нас к имитации, но в каждом из нас есть то, что нельзя заменить. Это наш смех. Смех — самое искреннее проявление нашей природы. В смехе мы остаемся самими собой. Не зря говорят, хочешь узнать человека — послушай, как он смеется.

Смех — самый простой способ почувствовать себя счастливым. Для смеха и счастья не нужны причины. Мы знаем это с рождения, но считаем слишком простым способом открыть ящик жизни. Не всем по силам переварить сложность жизни, но еще труднее принять ее простоту.